МАХАБХАРАТА — Краткая история книги

нарайанам намаскритйа нарам чаива нароттамам девим сарасватим вйасам тато джайам удирайет =Скачать Mahabharata=

Всякому, кто намеревается рассказать «Махабхарату», что является вернейшим путем к победе, надлежит почтительно поклониться Верховной Личности Бога — Нараяне, риши Нара-Нараяне, высшему существу человеческому, Матери Сарасвати, богине просвещения, и самому творцу великой этой эпопеи — Шриле Вьясадеве.

[Известно, что] Сута Госвами, сын Ромахаршаны, широко славился своим знанием священных сказаний, именуемых Пуранами. Однажды отправился он в священный лес Наймиши, где ученый Шаунака при помощи могущественных мудрецов, строго соблюдающих свой религиозный долг, свершал двенадцатилетнее жертвоприношение. Со смиренно склоненной головой Сута приблизился к мудрецам, восседавшим на жертвенной площадке, приветствовал их, почтительно сложив ладони, а затем осведомился, сколь успешно протекает их подвижничество. Лесные отшельники встретили его очень радушно, ибо надеялись услышать занимательные и поучительные истории, столь хорошо ему знакомые.

Когда [поднявшиеся было] отшельники снова уселись, Суте предложили занять почетное место, и он с подобающей скромностью принял это приглашение. Дождавшись, покуда гость устроится поудобнее и передохнет с дороги, один из мудрецов, которым не терпелось завязать беседу, спросил у него:

— Дражайший Сута, откуда ты держишь путь и чем изволил заниматься? Сделай одолжение, ответь, лотосоглазый.

Сута Госвами ответил:

Я присутствовал на жертвоприношении змей, что свершал святой царь Джанамеджайя, величием духа превзошедший всех земных властителей, достойнейший сын великого отца своего Парикшита. [В этом жертвоприношении, дабы отомстить за смерть отца, царь Джанамеджайя пытался истребить всех змеев.] Покуда происходил этот обряд, ученый Вайшампаяна рассказывал многое из того, что ему поведал наставник, великий Кришна Двайпаяна. Будучи там, слышал я множество удивительных благочестивых историй; все вместе они и составляют «Махабхарату».

После этого я долго странствовал, посетил много святых земель и святынь, покуда не достиг наконец священной земли Саманта-панчака, где обитает немало весьма знающих брахманов. В этой са’мой земле в свое время и происходила священная война меж Пандавами и Кауравами и всеми земными властителями. Затем я отправился сюда, в лес Наймиши, дабы лицезреть вас всех, которых я почитаю достигшими истинной мудрости. Очищенные жертвоприношениями, ваши великие души блистают, наподобие солнца или пламени. Пропев полагающиеся в таких случаях гимны, вы возжгли священный огонь и таким путем утвердились в подлинной своей сущности — высокой духовности. Досточтимые брахманы, вы достойно прожили свою жизнь. Скажите же, что’ вы хотели бы слышать от меня? Поведать ли вам доброчестивые истории древности, обсудить ли всеобщие основы справедливости или, может быть, вы хотите знать жития великих душ, святых царей и мудрецов?

Мудрецы ответили:

— Мы хотели бы услышать историческое сказание, впервые возвещенное миру величайшим из мудрецов — Шрилой Вьясадевой. Услышав это наилучшее из всех сказаний, со всем разнообразием затронутых тем и искусным построением, все люди истинно верующие и мудрые тотчас же признаю’т его величие. Священное это творение, именуемое «Махабхаратой», осуществляет благороднейшие цели литературы и не только отмечено изощренностью и логикой, но и содержит в себе ведическое знание, обогащающее душу мудростью многих священных писаний.

Мы хотели бы слышать то эпическое повествование, которое, по велению Вьясадевы, с удовольствием прочитал Вайшампаяна во время жертвоприношения,

свершенного царем Джанамеджайей. Сам Вьясадева, чьим деяниям дивится весь мир, убежден, что своим значением «Махабхарата» не уступает всем четырем Ведам. Дражайший Сута, мы хотим слышать прославленную «Махабхарату», отгоняющую прочь страхи, порождаемые дурными поступками.

Сута Госвами ответил:

— Дозвольте мне сперва принести надлежащую дань почитания Источнику всего сущего, той нетленной Данности, что известна под многими именами и восславляется во многих молениях, Абсолютной Истине, извечно существующей, иногда открыто, а иногда тайно. Перед Ней я и склоняюсь. Ей подчинены и материя и дух, и посему Она составляет единое целое со вселенной. Первосоздательница всего великого и малого, Она возвышается над этим миром. Могущество Ее, стоящей над всем и всеми, никогда не убывает. Склоняюсь перед Верховным Господом, чествуемым под именем Вишну; несравненной чистотой Своего духа Он влечет к Себе наши помыслы. Излучая духовное блаженство, Он одаряет нас всех Своим живительным счастьем. Этот всеправедный зовется также и Хари, ибо Он утишает беспокойство всех, Ему поклоняющихся, есть у Него и еще одно имя — Хришикеша, ибо Он единственный повелитель наших органов чувств. Он изначальный наставник всех существ, как движущихся, так и не движущихся [как то: деревьев].

А теперь я поведаю вам всю эпопею в том виде, в каком рассказывает ее своим ученикам Вьясадева, этот всеми почитаемый, великий, отличающийся [необыкновенной] широтой ума мудрец. Многие ученые поэты читали эту эпопею во времена давно минувшие, другие читают ее сейчас, третьи только еще будут читать во времена грядущие. Великое это учение укоренилось во всех трех мирах, и многие, далеко продвинувшиеся в своих знаниях ученые изучают его как в общих чертах, так и в бесчисленных подробностях. При этом в изучении «Махабхараты» ученые черпают истинное удовольствие, восторгаются ее дивным языком, многообразными чарующими размерами как божественного происхождения, так и изобретенными людьми.

Для создания эпопеи Вьяса удалился в священное место, высоко в Гималаях, в уединенную долину, наиболее пригодную для свершения религиозных обрядов; там он в глубоких размышлениях продумал, как лучше всего изложить великое повествование для людей нынешних. Поднявшись рано поутру и свершив омовение, он усаживался на простой коврик из травы куша, и, все это время строго блюдя целомудрие, мир и чистоту душевную, путем соединения своего сознания с Высшим сознанием погружался в йогический транс. И в самом себе прозревал все сущее.

В самом начале времени, когда мир был затянут непроницаемой тьмой, зародилось одно-единственное космическое семя, на вид округленное, несущее в себе могучую силу жизни, как яйцо, но огромное, не подвластное разрушению, чреватое [бесчисленными] телами существ. Люди осведомленные считают, что это божественное орудие было великой основой сотворения мира.

В этом единственном семени сиял-разливался вечный свет Абсолютной Истины — первозданный, удивительный, непостижимый и везде и повсюду одинаковый. Объединяя в Себе и материю и дух, Она была скрытой, незримой основой вселенной.

 

Эта Абсолютная Истина была прародительницей Брахмы, повелителя всего сущего,

наставника богов, знаемого под именами Стхану, Ману, Ка и Парамешти.

[Благодаря Ей] появились Господь Шива, Ману, десять Прачетов и Дакша со своими

семью сыновьями. [Затем появилась] безмерно великая Верховная Личность Бога,

которая, как ведомо людям ученым, воплощает в Себе вся и все. [Родились и

различные божества, как то:] вишведевы, адитьи, Васу и близнецы Ашвины.

[Возникли и такие могучие создания, как] якши, садхьи, пишачи, гухьяки и

предки. Подобным же образом родились ученые брахмариши, чистые духом и кроткие

мудрецы. Родились в этой вселенной и многие, достоинствами своими

прославленные цари, сложились все стихийные элементы: земля, вода, огонь,

воздух, небо, а также пространство и стороны света, вместе с годами, сезонами,

месяцами, [двумя] неделями, днями и ночами и всем, что еще может быть в этом

творении, всем, что проходит перед глазами мира, великим или малым, движущимся

или недвижущимся, словом, вселенной в ее совокупности, всем, что явилось на

свет в начале великой космической эпохи, чтобы отойти вместе с ее окончанием,

сходным с истечением времени года.

 

Все, бесконечно чередующееся, как жара и холод, рождение и смерть, приходит и

уходит в свой срок. Вот так и многие существа и стихийные элементы,

обнаруживаясь в начале космической эпохи, с ее уходом исчезают во всех своих

проявлениях. Колесо времени, не имеющее ни конца, ни начала, находится в

беспрерывном вращении, все созданное [в свое время] уходит прочь.

 

Обобщая все это, можно сказать, что для космического правления Господь создал

тридцать три тысячи тридцать три сотни и тридцать три бога. Один из них,

прославленный Вивасван, правит огнезарным солнцем. Бога этого, являющегося

Оком Господним, чествуют под именами Атма-вибхивасу, Савита, Ричика, Арка,

Бхану, Ашаваха и Рави. Младшим сыном бога Солнца является Махья. Сыном Махьи

является Деваврата, а сыном Девавраты — Субхарадж, отец троих хорошо известных

сыновей: Дасаджьоти, Сатаджьоти и Сахасраджьоти; у каждого из них в свой черед

множество сыновей.

 

У великого духом Дасаджьоти («Десять огней») имеется десять тысяч детей, у

Сатаджьоти («Сто огней») — сто тысяч детей и у Сахасраджьоти («Тысяча огней»)

— тысяча тысяч детей.

 

От этих божественных созданий ведут свое начало великие царские дома — такие,

как династии Куру, Яду и Бхаратов, а также великие династии Яяти, Икшваку и

многих других святых царей. От Солнца и его потомков произошли династия Куру,

династия Яду, династия Бхаратов и династии Яяти и Икшваку, а также многие роды

святых царей и множество созданий с их обиталищами.

 

Таково должно быть истинное понимание ведического знания, раскрывающегося в

таинственном многообразии путей и все же связующего нас с Абсолютной Истиной,

с благочестием, богатством и, несомненно, радостью. Таким образом ученый Вьяса

предвосхитил многие различные священные писания — писания, объясняющие суть

благочестия, богатства и радости. Предвосхитил он и незыблемое устройство

мира, необходимое для его поддержания.

 

Есть немало различных сказаний с комментариями, разнообразных священных книг,

но «Махабхарата» отличается от них тем, что объемлет все, без каких бы то ни

было исключений.

 

Наряду с полным изложением великой эпопеи, Вьясадева создал и сокращенный

вариант, ибо ученые в этом мире хотят иметь ее и в полном виде, со всеми

подробностями, и в сокращении. Некоторые мудрые брахманы изучают «Махабхарату»

с открывающих ее стихов, другие начинают с истории об Астике, третьи — с

истории о царе Упаричаре.

 

Различные мудрецы подходят к изучению эпопеи с различных сторон: одни искусно

раскрывают ее значение, другие стараются запечатлеть в памяти весь текст, с

начала и до конца. Но только Вьяса, суровый подвижник, соблюдающий обет

безбрачия, сумел разделить вечную Веду, а затем создал и это священное

повествование.

 

Многоученый Вьяса, сын Парашары, неукоснительно исполнял свои обеты, изучал

вечную первооснову вселенной — Абсолют. Однако еще до этого, по велению матери

и мудрого сына Ганги, праведный Вьяса могучей своей силой породил трех

блистающих, точно пламя, царевичей Куру в утробах вдов своего сводного брата

Вичитравирьи. Сделавшись таким образом отцом трех царевичей Куру —

Дхритараштры, Панду и Видуры — Вьяса в глубоком раздумье вернулся в свой ашрам

и вновь посвятил себя суровому подвижничеству. После того как три царевича

Куру возмужали и каждый пошел предназначенным ему путем, этот великий мудрец

изложил их историю всему человечеству в «Махабхарате».

 

По настоянию императора Джанамеджайи и тысяч брахманов, Вьясадева передал свое

знание великой эпопеи ученику Вайшампаяне, который, сидя рядом, внимал каждому

его слову. Впоследствии, во время жертвоприношения, устроенного царем

Джанамеджайей, восседая в кругу ученых, мудрец Вайшампаяна, по настойчивым их

просьбам, поведал им «Махабхарату» в промежутках меж отдельными частями

священного обряда.

 

Великая эпопея, впервые поведанная вдохновенным мудрецом Вьясой, описывает

возвышение могущественной династии Куру, необыкновенное целомудрие Гандхари,

мудрость Видуры, решительность Кунти, славу Шри Кришны, непоколебимую верность

Пандавов и дурные деяния сыновей Дхритараштры.

 

Ученые утверждают, что Вьяса впервые записал основное содержание

«Махабхараты», исключая вставные сказания, в 24000 стихов-шлок, обобщив все

главные события и разделы в отдельной главе, состоящей из 150 шлок. Затем он

передал свое знание эпопеи сыну Шуке и другим хорошо подготовленным ученикам.

 

Для полубогов мудрец подготовил варианты «Махабхараты» в шесть миллионов и в

три миллиона шлок. Предки получили вариант в 1500000 шлок, ракшасы и

якши — в 1400000 шлок, люди же — в 100000 шлок. Нарада Муни рассказал

«Махабхарату» полубогам, Асита Девала — предкам и Шука, сын Вьясы, —

гандхарвам и якшам.

 

СЖАТОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОСНОВНОГО СОДЕРЖАНИЯ

 

Сута Госвами:

 

Безудержно гневливый Дурьодхана напоминал огромное дерево; стволом его был

Карна, ветвями Шакуни, спелыми плодами и цветами — злодушный Духшасана,

корнями же — неразумный царь Дхритараштра.

 

Что до безукоризненно справедливого Юдхиштхиры, то он также напоминал огромное

дерево; стволом его был Арджуна, ветвями — Бхимасена, спелыми плодами и

цветами — близнецы, сыновья Мадри, а корнями — Шри Кришна, знание Вед и полные

святости брахманы.

 

Покорив много земель своим мужеством и силой, царь Панду вместе с близкими ему

людьми поселился в лесу, где все время занимался охотой, покуда не убил

спаривающегося самца-оленя. После этого на него обрушилось много несчастий,

однако он оставался в лесу, где и воспитывал своих сыновей с самого их

рождения. Панду страдал бесплодием, и обе его жены родили пятерых сыновей от

полубогов. По велению Панду, первая его жена Кунти соединилась с богом

справедливости — Дхармой, с Вайю, богом ветра, и с Индрой, владыкой небес. И

от каждого из них родила ему по сыну. Вторая его жена Мадри соединилась с

близнецами Ашвинами и родила двух близнецов-сыновей.

 

Пятеро Пандавов, сыновей Панду, выросли в священных лесах, где святые

отшельники постоянно свершали жертвоприношения Верховному Господу. Царевичи

жили в ашрамах великих мудрецов, обе их матери неусыпно о них заботились, а

после неожиданной кончины отца мудрецы отвели их к Дхритараштре, который

приходился им дядей. Пятеро красивых отроков, похожих на блюдущих обет

безбрачия учеников, вошли в богатую столицу Куру.

 

Представив их царской семье, мудрецы сказали: — Эти отроки — ваши сыновья,

ваши братья, ваши добросклонные приверженцы, ибо они сыновья Панду.

 

Едва вымолвив это, мудрецы таинственно исчезли. При виде приведенных мудрецами

юных сыновей [всеми] любимого царя Панду, члены царской семьи, горожане и все

добропорядочные люди приветствовали их радостными кликами, однако нашлось и

несколько недоверчивых.

 

— Они не сыновья Панду, — сказали сомневающиеся.

 

— Нет, они его сыновья, — возразили остальные.

 

— Но ведь Панду не так давно умер. Какая может быть уверенность, что они его

дети?

 

Но взирая на пятерых доброчестивых отроков, которых мудрецы перед уходом

удостоили высоких похвал, ни сама царская семья, ни большинство собравшихся не

питали ни малейших сомнений.

 

— Мы должны признать их сыновьями Панду, — сказали они. — Их прислало нам само

Провидение. Давайте же их приветствовать.

 

— Добро пожаловать! Добро пожаловать, сыновья Панду! — послышалось со всех

сторон.

 

После того как крики умолкли, раздались отголоски какого-то странного гомона:

то некие незримые существа чествовали прибытие Пандавов. С неба излился

цветочный дождь, кругом повеяли дивные ароматы, громко вострубили раковины,

забили барабаны; зрелище было столь же восхитительно, сколь восхитительно

звучала музыка. И когда эта громкая, подобно раскатам грома, музыка достигла

небес, сердца всех горожан преисполнились ликованием: они с первого же взгляда

возлюбили сыновей покойного Панду.

 

Всеми почитаемые, молодые Пандавы жили в царской столице без каких бы то ни

было опасений или беспокойства. [Начав учиться еще у лесных мудрецов, они

продолжили учение у лучших наставников-брахманов,] изучили все Веды и много

различных предметов и наук. Царские советники династии Куру были весьма

довольны душевной чистотой Юдхиштхиры, решительностью Бхимасены, мужеством

Арджуны, готовностью Кунти услуж(а)ить всем старшим, и смирением, являемым

близнецами Накулой и Сахадевой; благородство и доблесть Пандавов завоевали

всеобщее признание.

 

Через несколько лет, когда многие цари собрались на сваямвару, состязание, где

пленительная Драупади должна была выбрать себе мужа, Арджуна совершил подвиг

почти немыслимый, опередив величайших воинов мира. С того времени Арджуна

почитался искуснейшим из всех лучников. Такой ослепительный блеск исходил от

него на поле сражения, что никто из врагов даже не смел посмотреть ему в лицо,

словно это был лик пылающего солнца.

 

Еще через много лет, нанеся поражение всем великим благородным земным царям,

Арджуна помог своему брату Юдхиштхире в устройстве величественного

жертвоприношения Раджасуйя, где всем присутствующим поднесли обильные угощения

и ценные дары. Жертвоприношение Раджасуйя, свершенное царем Юдхиштхирой, было

достопримечательным во всех отношениях.

 

По мудрому совету Господа Кришны Юдхиштхира, с помощью своих могучих братьев

Бхимы и Арджуны, расправился с Джарасандхой [жестоким владыкой, что истреблял

тысячи ни в чем не повинных правителей. Это позволило царю Юдхиштхире без

помех свершить свое жертвоприношение. Во время этого великого обряда] Господь

Кришна убил кичившегося своей силой злочестивого Шишупалу.

 

Со всех сторон к Дурьодхане стекались несметные богатства: украшения,

драгоценные камни, многочисленные стада коров и слонов, табуны отменных коней

и всевозможные сокровища. Но когда Дурьодхана увидел, что и к Пандавам

стекаются столь же несметные богатства, его стала обуревать сильнейшая

зависть, которая в конце концов довела его до смертельной ярости. Когда же он

увидел их чудесный дворец, созданный таинственным зодчим Майей и своим

великолепием напоминающий небесный корабль, зависть заполыхала в нем, точно

жаркое пламя.

 

В этом небесно-прекрасном дворце Дурьодхана совершенно растерялся, словно

обычный невежественный простолюдин, и, поскользнувшись, растянулся в

присутствии Господа Кришны и Бхимасены, открыто над ним потешавшихся. В скором

времени Дхритараштра заметил, что его сын Дурьодхана, хоть и сказочно богат, с

каждым днем все бледнеет и чахнет, снедаемый завистью.

 

Дхритараштра так любил сына, так стремился во всем ему угождать, что дал

разрешение на мошенническую игру в кости, посредством которой его сыновья

надеялись завладеть царством Пандавов. Когда Шри Кришна услышал об этом, Его

обуял неописуемый гнев, но Он все же не стал предотвращать задуманное

плутовство. Господь Кришна осуждал разжигаемую Дурьодханой убийственную вражду

меж двоюродными братьями, но от прямого вмешательства все же воздержался. В

конце концов, так и не вняв предостережениям Видуры, Дроны, Бхишмы и Крипы,

сына Шарадвана, сословие кшатриев погубило себя в [развязанной ими же]

кровопролитной войне.

 Электронная версия данной книги предназначена исключительно для ознакомления! Скачав файл, вы берёте на себя полную ответственность за его дальнейшее использование.
  • Yum

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *